Взрыв: история, практика, перспективы

ОТ ИМПУЛЬСА - К ВЗРЫВУ

Любое из ВВ хранит в себе лишь потенциальную энергию, способную произвести работу под воздействием извне. Само по себе ни одно вещество не взрывается. Воздействие или импульс обычно облекаются в форму микровзрыва, удара, тепла...

Проблема передачи взрывчатой смеси «приказа» детонировать в нужное время и на нужном расстоянии возникла одновременно с созданием первых ВВ. И первоначально она решалась простейшим способом. На дно канавки небольшого сечения насыпался порох, который затем поджигался, и ручеек огня устремлялся к заряду. Однако самая простая причина — падение камня в канавку, перемешивание пороха с пылью и т. п. выводили эту «линию передачи» из строя. На смену канавке пришли соломинки и бумажные трубочки, наполненные мелкозернистым порохом, и усовершенствованные пороховые дорожки, состоявшие из бумаги, волокон и т. п., обмазанных пороховым тестом и высушенных. Для замедления горения к ним приклеивали серную нитку (сернян-ку) или кусок трута.

В начале XVI в. специалист по ведению минной войны испанский полководец П. Наваррский заменяет неподвижную пороховую дорожку кожаными трубками, заполненными черным порохом. Это средство взрывания назвали сосис. Видоизменяясь и совершенствуясь, сосис просуществовал свыше двух столетий.

В начале XIX в. появляются ракеты, «палительные свечи» (которые, как справедливо отмечали современники, были более опасны для авторов, чем для неприятеля), особой конструкции трубочки, начиненные составами, взрывающимися от трения выдергиваемого стержня, и т. п. Все эти предложения были прологом к крупному для того времени изобретению — созданию в 1831 г.

англичанином Бикфордом надежной конструкции шнура, проводившего огонь, конструкции, дошедшей до наших дней. Плотную сердцевину шнура составлял порох, а оболочкой служила джутовая ткань, пропитанная смолой. Шнур увековечил имя своего автора.

Потребность в бикфордовом шнуре вскоре уже исчислялась километрами, необходимо было механизировать его изготовление. Эта задача была решена при помощи... прядильной машины. Для равномерной подачи пороха из наполнительной воронки машины во внутреннюю оплетку через пороховую сердцевину протягивалась нитка. Двигаясь, она увлекала порох из воронки.

Создание надежного, удобного и дешевого бикфордова шнура, изготовление которого можно было механизировать, является заметной вехой в развитии средств взрывания. Не следует забывать, что это произошло в эпоху, когда великий Гете писал: «Не знаю, что можно было бы изобрести лучшее, чем способ сжигать свечи без очистки». Решение этой насущной проблемы было найдено вскоре после смерти поэта (1832) — сальные свечи с фитилями из скрученных ниток уступили место стеариновым с фитилем в виде сплетенного шнура.

В течение последовавших 30 лет огненная пороховая дорожка, упакованная в шнур, не знала конкуренции.

Качественно новый, не огневой способ передачи импульса был обязан своим появлением итальянскому профессору анатомии Луиджи Гальвани (1737—1798), который открыл новую область электрических явлений, названных «гальванизм». В 1780 г. профессор заметил, что препарированные лягушки, подвешенные на железной решетке, конвульсируют во время грозы. Больше того, от случайного соприкосновения с железной решеткой латунных крючков, вколотых в спинной мозг лягушек, многократные конвульсии возникали у них в тихую погоду и даже в закрытом помещении.

Правильные выводы из опытов Гальвани сделал его знаменитый соотечественник Александро Вольта (1745— 1827), который в 1800 г. путем многочисленных экспериментов создал «искусственный электрический орган», получивший название Вольтова столба. Открытие Вольты положило начало многочисленным экспериментам с его батареями во многих странах. В 1802 г. профессор физики в Петербурге В. В. Петров (1761—1834) изготовил круп-нейшуго в мире батарею из 2100 пар медных и цинковых кружков.

Идея применить гальванизм для взрывания зарядов ВВ, как говорят в таких случаях, носилась в воздухе. В 1803 г. Петров проводил опыты по воспламенению электрической дугой пороха «в медной электрической пушечке». Спустя четыре года русский инженер И. И. Фиц-тум подает (оставшееся без ответа) предложение использовать гальванизм для взрыва фугасов. В 1811 г. русский ученый П. JI. Шиллинг создал изолированный шелком и смолистым составом медный провод, пригодный для прокладки под водой, а также угольковый запал для взрыва порохового заряда. Эти изобретения позволили ему в 1812 г. (до начала войны с Францией) впервые практически осуществить электрическое, т. е. мгновенное, взрывание минных зарядов взамен горевшего со скоростью 0,5 м/с бикфордова шнура. Отечественная война 1812 года прервала эти опыты.

В 1816—1817 гг. Шиллинг успешно демонстрирует Комиссии инженерного ведомства взрывание мин на расстоянии при помощи электрического тока. К этим работам присоединился командир саперного батальона К. А. Шильдер. Опыты проводились в саду великого князя Михаила Павловича и на Петровском острове. Проводники, как правило, размещали под водой. Начиная с 1836 г. Шильдер возглавил взрывные работы в саперном батальоне. Непосредственными их исполнителями были штабс-капитан Бем и два опытных отставных сапера Денис Михайлов и Епифан Карпов.

Успех окрылил испытателей. Было решено продемонстрировать опыты на войсковых маневрах в Красном Селе при взрыве моста через речку, протекавшую по дну оврага. Однако вследствие слишком большого заряда балки и доски взорванного моста пролетели буквально над головой Николая I и убили стоявших позади него двух человек. Неудачный взрыв был приписан свойствам гальванизма, а работы приостановлены.


::Следующая страница::