ВЕЩЕСТВА, КОТОРЫЕ ВЗРЫВАЮТСЯ

История научной мысли несет в себе одну ветвь, насыщенную подлинным драматизмом. Она посвящена развитию веществ, которые взрывались в руках своих создателей.

Минули столетия со дня создания легендарного черного пороха, а имя его первооткрывателя оставалось тайной раннего средневековья — эпохи, когда мрачный фон церковного мракобесия нередко обагрялся заревом костров с распятыми еретиками. Наиболее яркой фигурой среди ученых этого периода был англичанин, монах ордена францисканцев Роджер Бэкон (1214—1294). Он первым четко сформулировал внутреннюю логику науки: наблюдение, опыт и умозаключение. Ученый, придавая большое значение в науке опыту, ввел термин scientia experimentalis (экспериментальная наука). В 1242 г. проводя эксперименты с селитрой (ввезенной арабами в Европу в 1200 г. как «китайский снег»), Бэкон нашел способ изготовления черного пороха.

«Адская смесь», с которой экспериментировал Бэкон, то и дело взрывалась — по кельям поползли слухи о неизбежных в таких случаях связях с дьяволом. Недовольство церковной братии Бэконом объяснялось главным образом тем, что ученый обличал церковные безобразия, наиболее невинными из которых были пьянство и обжорство, требовал преобразования церкви сверху донизу и критического пересмотра священного писания на основе подлинных текстов.

Могущественный орден решил избавиться от неугомонного монаха. По одной из версий, поводом для заточения Бэкона послужил тот же порох. Не помогло и то, что свое главное сочинение «Opus ma jus» («Великий ТРУД»» 1267) ученый посвятил самому папе Клемен-тию IV. «Волшебство» с селитрой стоило Бэкону 10 лет тюрьмы.

Рецепт черного пороха ученый зашифровал в виде анаграммы в одном из своих трудов. Откровение раннего средневековья на долгие годы осталось тайной: селитра — 7 частей, уголь — 5 частей, сера — 5 частей. Позднее состав черного пороха (без упоминания о возможности применения) привел в своих трудах один из первых крупных алхимиков Западной Европы граф Альбрехт фон Болыптедт, более известный как Альберт Великий (1193—1280). Очевидно, Альберт сам не получил порох, а записал его состав с чужих слов.

Бытует мнение, что спустя 100 лет порох еще раз открыл монах францисканского ордена Бертольд Шварц, национальную принадлежность которого до сих пор оспаривают датчане и немцы (соглашаются они в одном, что жизнь монаха-изобретателя оборвалась на пороховой бочке). Доказательства этому авторству нельзя найти в рукописях (Шварц не писал трудов). Однако в XV в. художник Креспи написал по латыни имя Шварца на ступке рядом со словом «порох» и датой «1354 год».

Практически порох открывали во многих странах. Истоки его уходят к первым фейерверкам и, конечно, к ставшему легендой греческому огню. Состав греческого огня являлся строжайшей государственной тайной и вначале был известен только в Византийской империи. В течение 600 лет — вплоть до появления пороха — современники утверждали, что предметы, зажженные греческим огнем, потушить невозможно.

Первое упоминание о греческом огне, как об изобретении некоего Каллиникоса из Гелиополиса, встречается в 673 г. (по некоторым источникам — в 667 г.). Благодаря этому изобретению был уничтожен флот арабов, осаждавший Константинополь, и с тех пор греческий огонь на многие века стал непобедимым оружием в руках византийцев, в особенности на море. Император Лев в своих военных трудах писал, что греческий огонь выбрасывается с ужасающим грохотом из особых труб и что его неугасимое пламя уничтожает неприятельские корабли. Состав, извергавший при запале греческий огонь, помещался в выдолбленные камни или в железные сосуды, снабженные отверстиями. Метание огня осуществляли специальные машины. Византийцы употребляли также «тирозифоны» — сосуды, которые бросались в неприятеля руками.

Византийские императоры назначали изощренные наказания за разглашение тайны греческого огня и многие годы монопольно владели этим сокрушительным оружием.

Но вот секретный рецепт попал в руки могучего арабского государства, и во время крестовых походов западноевропейские рыцари испытали на себе сокрушающую силу этого изобретения.

Известно, что в рецепт смеси греческого огня наряду с сажей, нефтью и серой входила селитра, которая, пожалуй, была его основой. А впервые селитру применили древние медики в качестве обеззараживающего и охлаждающего средства. Не исключено, что яркое пламя, вспыхивающее при случайном попадании селитры на раскаленные угли, породило вторую — «огненную» жизнь этого вещества.

В 682 г. китайский алхимик Сунь Сы-мяо описал горящую смесь из серы, селитры и древесного порошка. Подобные составы применялись для фейерверков. Уже в VII в. масштабы увеселительных мероприятий при китайском императорском дворе потребовали организации мануфактурного производства «огненных составов», В 969 г. был изобретен состав, который не только зажигал стрелы, но также и отбрасывал их на большое расстояние. Спустя тридцать лет при императоре Тжин-Тсонге были созданы особые трубки, выбрасывающие зажженные стрелы на 1000 шагов.

Определенным этапом в обобщении знаний о селитровых горючих смесях явился труд Марка Грека (XII — XIII вв.), в котором описаны составы, близкие к черному пороху (например, «2 фунта серы, 2 фунта угля и 6 фунтов селитры»). Основное назначение подобных смесей, по мнению Грека,— это устройство пожара. Важно отметить, что калиевая селитра этих составов имела много примесей и поэтому не взрывалась, а лишь горела (впервые чистую калийную селитру путем взаимодействия поташа с азотной кислотой получил в 1658 г. И. Р. Глау-бер).


::Следующая страница::